Учредитель юридическое лицо субсидиарная ответственность

Учредитель юридическое лицо субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность (от лат. subs >[1] .

В российском праве, субсидиарная ответственность является дополнительной по отношению к ответственности, которую несет перед потерпевшим основной правонарушитель. Она призвана дополнить его ответственность, усиливая защиту интересов потерпевшего. При этом лицо, несущее такую дополнительную ответственность, совсем не обязательно является сопричинителем имущественного вреда, нанесенного потерпевшему, а во многих случаях вообще не совершает каких-либо правонарушений (например, поручитель, субсидиарно отвечающий за должника в случаях, предусмотренных ст. 363 ГК). Здесь проявляется компенсаторная направленность гражданско-правовой ответственности, определяющая её специфику [2] .

Содержание

Нормативное регулирование [ править | править код ]

Правила применения субсидиарной ответственности указаны в статье 399 Гражданского кодекса РФ. А случаи применения субсидиарной ответственности предусмотрены в ГК более чем в 15 статьях. В силу закона субсидиарно отвечают в: ст. 56, 68, 75, 363, 586, 1029 ГК. [3]

Гражданский кодекс РФ не единственный нормативно-правовой акт, который предусматривает возможность субсидиарной ответственности. Также она закреплена в целом ряде законов и подзаконных актов.

— Региональные отделения и иные зарегистрированные структурные подразделения политической партии отвечают по своим обязательствам находящимся в их распоряжении имуществом. При недостаточности указанного имущества субсидиарную ответственность по обязательствам регионального отделения или иного зарегистрированного структурного подразделения политической партии несет политическая партия [4] .

— Учредительными документами профессионального объединения должна устанавливаться его обязанность по осуществлению предусмотренных настоящим Федеральным законом компенсационных выплат, а в отношении членов профессионального объединения — их субсидиарная ответственность по соответствующим обязательствам профессионального объединения [5] .

— Лица, подписавшие проспект ценных бумаг, при наличии их вины несут солидарно субсидиарную ответственность за ущерб, причиненный эмитентом владельцу ценных бумаг вследствие содержащейся в указанном проспекте недостоверной, неполной и/или вводящей в заблуждение инвестора информации, подтвержденной ими [6] .

— Учреждения Российской академии сельскохозяйственных наук отвечают по своим обязательствам денежными средствами и имуществом, приобретенным ими за счет средств, полученных от приносящей доход деятельности. При недостаточности у учреждений денежных средств и имущества, приобретенного за счет средств, полученных от приносящей доход деятельности, субсидиарную ответственность по обязательствам этих учреждений несет Российская академия сельскохозяйственных наук [7] .

— и другими актами.

Порядок применения [ править | править код ]

При субсидиарной ответственности в обязательстве имеется один (основной) должник, однако в силу закона или условий договора за него дополнительно (субсидиарно) отвечает другое (второе) лицо. Тем самым усиливается правовая защита кредитора. Новое гражданское законодательство существенно расширило сферу применения субсидиарной ответственности, что в интересах надежности имущественного оборота [8] .

Применение субсидиарной ответственности можно описать следующей схемой:

1. Основной Должник не исполнил своё обязательство.

2. Кредитор должен предъявить требование к Основному должнику.

3. Основной должник отказался удовлетворить требование Кредитора или Кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование.

4. Кредитор может это требование предъявить лицу, несущему субсидиарную ответственность (то есть требовать исполнения обязательства субсидиарным Ответчиком это право, а не обязанность Кредитора).

5. Лицо, несущее субсидиарную ответственность, должно до удовлетворения требования, предъявленного ему кредитором, предупредить об этом основного должника, а если к такому лицу предъявлен иск, — привлечь основного должника к участию в деле.

Поскольку лицо, несущее субсидиарную ответственность, становится в соответствующих случаях на место основного должника, оно вправе использовать против кредитора имеющиеся у основного должника возражения, которые могут повлиять на удовлетворение требования кредитора об исполнении обязательства [9] .

Виды субсидиарной ответственности (исходя из оснований наступления) [ править | править код ]

Субсидиарная ответственность может быть как договорной так и внедоговорной. То есть наступать как за неисполнение обязательств по договору, так и вследствие указания в законе.

В договорных отношениях она обычно наступает при отказе основного ответчика от удовлетворения предъявленных к нему требований (независимо от наличия или отсутствия у него необходимого для удовлетворения кредиторов имущества). Таковой, например, в силу условий договора может быть ответственность поручителя (п. 1 ст. 363 ГК).

Характерным примером субсидиарной ответственности в силу закона является ответственность контролирующих лиц (физических или юридических лиц, которые могут прямо или косвенно влиять на фирму-основного ответчика (должника) и определять ее решения) [10] в делах о банкротстве. Наиболее распространенными основаниями для привлечения к такой ответственности является невозможность полного погашения требований кредиторов вследствие отсутствия бухгалтерской документации (искажения информации в ней) и неисполнение обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве (ст. ст. 61.11, 61.12 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ). Также, в свете изменений в законодательство о банкротстве 2017 года, начинает активно применяться и субсидиарная ответственность контролирующих лиц за доведение организации до банкротства (ст. 61.11 Закона о банкротстве). [11] Обратиться с заявлением о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности могут арбитражный управляющий, кредитор должника и уполномоченный государственный орган.

При банкротстве юридических лиц, а также при причинении вреда несовершеннолетними гражданами (в возрасте от 14 до 18 лет), то есть во внедоговорных отношениях, субсидиарная ответственность учредителей (участников) юридических лиц, основных («материнских») компаний и родителей (усыновителей) либо попечителей несовершеннолетних наступает лишь при недостатке у банкротов или причинителей вреда какого-либо имущества, способного удовлетворить интересы кредиторов (п. 3 ст. 56, п. 1 ст. 75, абз. 3 п. 2 ст. 105, п. 2 ст. 1074 ГК), и, следовательно, предполагает предварительное обращение взыскания на такое имущество. Кроме того, здесь, в отличие от договорных отношений, дополнительно необходимо наличие вины в действиях субсидиарно отвечающего лица [2] .

Вероятность для каждой группы факторов, способных спровоцировать наступление субсидиарной ответственности, определяется в рамках реализации алгоритма «карта рисков субсидиарной ответственности», которая представляет собой общую картину вероятностей наступления различных видов субсидиарной ответственности, каждый из которых может быть оценен отдельно и объяснен наличием причинно-следственной связи с конкретными юридически значимыми фактами финансово-хозяйственной деятельности организации-должника [12] .

Словосочетание «субсидиарная ответственность» за последние несколько лет прочно закрепилось в сознании и даже подсознании собственников бизнеса и их «приспешников». При этом «субсидиарка» ассоциируется прежде всего с банкротством — затяжной и дорогостоящей процедурой. Однако на сегодняшний день привлечь контролирующее должника лицо (директора, участника и др.) к субсидиарной ответственности по долгам такого должника можно и в упрощенном режиме — минуя банкротство. Для этого достаточно получить определение суда об отказе в возбуждении процедуры или об её прекращении, например, если нет средств на её финансирование.

Читайте также:  Не подтверждается паспорт на госуслугах

Но субсидиарная ответственность по долгам ООО на сегодня не ограничивается процедурой банкротства организации.

С июля 2017 года привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности можно и в случае исключения организации-должника из ЕГРЮЛ как недействующего. Данное правило распространяется только на общества с ограниченной ответственностью.

Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

п. 3.1. ст. 3 ФЗ «Об ООО»

Юридическое лицо исключается из ЕГРЮЛ как недействующие, если 1 :

в течение предшествующих 12 месяцев не сдавало отчетности и не осуществляло никаких операций по своим банковским счетам;

в течение шести месяцев в отношении организации в ЕГРЮЛ «висела» запись о недостоверности сведений о ней;

организацию невозможно ликвидировать ввиду отсутствия средств на осуществление ликвидации.

Это как раз та быстрая и бесплатная «ликвидация», на которую рассчитывали многие, прекращая отчитываться по деятельности ненужного юридического лица.

Сейчас после исключения ООО из ЕГРЮЛ, согласно п.п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», кредиторы могут идти в суд с требованиями напрямую к директору, участнику или иному лицу, контролировавшему «брошенную» компанию.

Это связано с тем, что субсидиарная ответственность распространяется на следующих лиц:

единоличных исполнительных органов ООО и иных лиц, которые уполномочены выступать от его имени;

членов коллегиальных органов;

иных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия ООО, в том числе давать обязательные для исполнения указания руководителям организации.

В последней группе оказываются участники ООО, с привлечением которых к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию ясность более-менее присутствует. Они точно относятся к категории лиц, способных давать обязательные для директора указания.

Меньше ясности в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности «иных контролирующих лиц». Да, закон позволяет предъявлять требования и к ним, но здесь, скорее всего, возникнет сложность для кредитора в доказывании фактов их преобладающего статуса в организации. Тем более в той, которая исключена из реестра. Подобные факты можно установить, например, путем проведения опросов сотрудников, которые бы засвидетельствовали, кто, действительно, руководил компанией. Но вряд ли рядовые кредиторы обладают доступом к подобной информации. Очевидно, что процесс доказывания факта контроля у «иных» лиц будет для кредитора весьма затруднительным.

При этом закон в качестве субсидиарных ответчиков указывает тех лиц, именно по вине которых не исполнено конкретное обязательство Общества. Вполне возможна ситуация, когда обязательство было не исполнено по вине одного директора, а при исключении из Реестра эту должность в компании занимало уже другое лицо.

Рекомендации для кредиторов здесь следующие:

в первую очередь в качестве соответчиков указывать директора/участников, которые были указаны в ЕГРЮЛ в момент исключения из него компании, поскольку в соответствии с указанной нормой факт исключения компании из ЕГРЮЛ означает отказ основного должника от исполнения обязательства и, как следствие, вину последних руководителей компании в этом, а, следовательно, их субсидиарную ответственность;

также можно указать директора/участников должника в момент неисполнения его обязательства. Однако, доказывая виновность указанных лиц, кредитору придется приложить существенные усилия, в первую очередь потому, что презумпции их вины в данной ситуации в законодательстве нет.

В качестве подытога напрашивается следующий очевидный вывод: в текущих условиях велика вероятность того, что, передав «бразды» правления номиналам, которые и будут значится в компании в момент её исключения из ЕГРЮЛ, реальные собственники должника все равно имеют высокие шансы быть привлеченными к субсидиарной ответственности по долгам компании. В первую очередь на них укажут сами «номиналы», вряд ли желающие нести чужую ответственность.

Полезность данной нормы для добросовестных кредиторов сложно переоценить. И для недобросовестных она открывает широкий горизонт возможностей — однако об этом мы уже писали.

Изначально было сложно спрогнозировать, как суды на неё отреагируют. Однако сегодня уже очевидно, что судебная практика начала складываться. Это подтверждает одно из первых решений судов по делу, в котором директора недействующего ООО привлекли к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица. 2

Суть дела заключается в следующем. Физическое лицо (ФЛ) обратилось к ООО за оказанием услуг по приобретению недвижимости, предварительно эти услуги оплатив. Но ООО своих обязательств не исполнило. ФЛ просудило задолженность ООО и получило исполнительный лист.

Однако в ходе исполнительного производства ООО было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее. Гражданка, ссылаясь на указанную норму, обратилась в суд с требованием о взыскании долга уже непосредственно с директора, который также был единственным участником. Обе инстанции требования физического лица удовлетворили.

Примечательно, что суды исходили из того, что доказательством недобросовестности и неразумности действий директора стал факт неподачи заявления о банкротстве ООО, когда стало ясно, что оно не сможет расплатиться по своим долгам.

Не будет преувеличением сказать, что значительное количество недействующих юридических лиц всегда имеют долги, которые не могут оплатить. То есть суд фактически определил, что уже сам факт наличия непогашенной задолженности на момент исключения ООО из ЕГРЮЛ, является неразумным и недобросовестным поведением контролирующих должника лиц.

Интересно, что в вопросе о применении новой нормы корпоративного законодательства суды общей юрисдикции опередили арбитражные суды, что случается крайне редко. Более того, Арбитражный суд Свердловской области вовсе хотел освободить арбитражную юрисдикцию от данных споров: Определением от 8 ноября 2017 г. по делу №А60-47830/2017 прекратил дело о привлечении к субсидиарной ответственности по п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» в связи с его подведомственностью судам общей юрисдикции. Однако апелляционная инстанция вернула дело Арбитражному суду на новое рассмотрение. 3

Так куда же обращаться с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности в таких случаях?

В постановлении 17 ААС в качестве основания для отнесения дела к арбитражной подведомственности указано то, что субсидиарная ответственность основана на действиях директора (участника и др.), «определяющих экономическую деятельность ООО, и основано на положениях Закона об обществах с ограниченной ответственностью». Такая формулировка полностью отстраняет суды общей юрисдикции от подобных дел.

Читайте также:  Как оплачивать штрафы гибдд со скидкой

Однако, полагаем, что надо рассматривать контекст принятых решений. В случае арбитражных судов, обязательство, которое привлекло к судебному спору, происходило из договора между двумя ООО, который носил предпринимательский характер. Соответственно, в таких условиях, даже если требования предъявляются к физическому лицу, спор явно связан с экономической и предпринимательской деятельностью.

Московские суды общей юрисдикции рассматривали спор, который был основан на договоре между ООО и физическим лицом-потребителем.

Поэтому, полагаем, вопрос о подведомственности определяется именно правовой природой обязательства, которое стало основанием для субсидиарной ответственности.

Данный вывод соотносится с положениями самой рассматриваемой нормы, которая указывает, что «факт исключения компании из реестра означает отказ основного должника (т.е. Общества) от исполнения своих обязательств». Поскольку основное обязанное лицо свои обязательства не исполнило, «включается» субсидиарная ответственность других лиц, к которым нужно предъявить судебные иски в общем порядке, установленном процессуальным законодательством (в зависимости от субъекта и/или особенностей правоотношений). Соответственно, если субсидиарная ответственность возникла, например, в результате неисполнения ООО договоров:

с физическим лицом – дело будут рассматривать суды общей юрисдикции;

с юридическим лицом или ИП – арбитражные суды.

Требования каждого из кредиторов к одному или нескольким контролирующим лицам «брошенного» ООО, которые предъявлены на основании п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», носят самостоятельный характер и будут рассматриваться в отдельных судебных производствах, с возложением на каждого кредитора обязанности по доказыванию вины субсидиарных ответчиков. Точно так же, как каждое обязательство к основному должнику рассматривается в отдельном производстве, только если нет оснований для объединения дел. Вероятно, право рассматривать подобные дела сохранится у обеих юрисдикции в зависимости от обстоятельств. Однако более четкое разграничение покажет дальнейшая судебная практика.

Резюмируем:

Пункт 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» принимает активные попытки «начать работать». Однако пока вопросов больше, чем ответов. Основной из них:
— как кредитору найти действительно виновное в неисполнении обязательства лицо и/или доказать статус фактических управленцев у неких субъектов в отношении организации, которая исключена из реестра. Сбор доказательств здесь пока представляется героическим подвигом с иллюзорным результатом.

С учетом озвученных сомнений наиболее реалистичным вариантом остается предъявление требований последним указанным в ЕГРЮЛ лицам в надежде, что под угрозой личных имущественных потерь они укажут на реальных собственников компании. Наиболее результативный вариант, как показывает практика, — при совпадении участника и директора исключенного должника.

При этом в зависимости от правовой природы неисполненного обязательства спор о привлечении к ответственности может быть рассмотрен как судами общей юрисдикцией, так и арбитражными судами. Однако, более четкое понимание будет только после того, как на эту тему выскажется Верховный суд РФ.

Очевидно одно — просто так бросить компанию уже не получится, даже без банкротства это может привести к имущественной ответственности контролирующих лиц. Выйти из убыточного бизнеса стало еще сложнее.

1. ст. 21.1. ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

2. См. Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 30 января 2018 г. по делу №33-3879/2018

3. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 февраля 2018 г. №17АП-19682/17

Длительное время призвать к ответственности генерального директора и (или) учредителей за недобросовестное ведение бизнеса было сложно. В законодательстве отсутствовали механизмы взыскания долгов ООО с контролирующих лиц. Несколько лет назад ситуация изменилась. В ГК РФ, а также федеральных нормативных актах появились специальные положения. Практика по их применению активно формируется российскими судами.

Ограничение ответственности собственников

Базовый правовой режим организации, созданной в форме ООО, установлен параграфами 1 и 2 главы 4 ГК РФ. Статья 87 Кодекса ограничивает ответственность участников вкладами в уставный капитал. В 2019 году его минимальный размер остается равным 10 тыс. рублей. В общем порядке ответственность по долгам фирмы собственники не несут.

Из этого правила предусмотрены исключения:

  1. Участник не оплатил долю в капитале. Если вклад не внесен собственником, он отвечает по долгам общества солидарно. Взыскание производится в пределах неоплаченной суммы (п. 1 ст. 87 ГК РФ).
  2. Ликвидация. Решение о добровольном прекращении деятельности возлагает на учредителей дополнительные обязанности. Так, владельцами должна быть погашена задолженность по оплате налогов (ст. 49 НК РФ). При недостаточности средств и имущества собственники могут сделать дополнительные взносы. При отсутствии у предприятия денег на плечи участников ложатся также текущие расходы. Государственные пошлины, вознаграждение ликвидационной комиссии, публикации – все это оплачивают учредители (п. 2 ст. 62 ГК РФ).
  3. Исключение ООО из ЕГРЮЛ. Право регистрирующего органа на удаление сведений о компании из государственного реестра закреплено ст. 21.1 закона 129-ФЗ от 08.08.01. В этой ситуации владельцы фирмы не могут распределить между собой активы до полного расчета с кредиторами (Обзор практики Северо-Кавказского окружного арбитража от 06.07.18).

Таким образом, взыскание долгов ООО с учредителей в общем порядке не допускается. Организация признается самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. Ее имущество и капитал обособляются.

Когда учредители отвечают по долгам компании

В отдельных случаях кредиторы хозяйственного общества вправе предъявить претензии к собственникам. Для этого им необходимо обратиться в суд.

Основание Практика взыскания долгов ООО с учредителя (по состоянию на 2019 год)
Неграмотные или неэффективные решения Механизм применяется, если действия или решения участников повлекли за собой банкротство организации. Субсидиарная ответственность предусмотрена п. 3 ст. 3 закона 14-ФЗ от 02.08.98. Порядок применения нормы в совместном постановлении № 6/8 от 01.07.96 разъяснили ВС и ВАС РФ . Инициатору разбирательства необходимо доказать причинно-следственную связь между указаниями учредителя и стойкой финансовой несостоятельностью компании. Более того, факт банкротства должен быть подтвержден судом.

В 2019 году кредиторы предпочитают пользоваться иным механизмом. Взыскивать долг с недобросовестных учредителей ООО стараются, ссылаясь на ст. 61.10 закона 127-ФЗ от 26.10.02. В постановлении № 9127/12 от 06.11.12 Президиум ВАС РФ обособил этот вид ответственности. Ее отличием является презумпция вины. Доказывать добросовестность своих действий участникам приходится самостоятельно. Более того, кредиторам не нужно ждать вынесения решения о банкротстве предприятия (ст. 61.19 – 61.20 закона 127-ФЗ). Иск можно выделить в отдельное производство. Разъяснения о применении норм содержатся в письме ФНС РФ № СА-4-18/16148@ от 16.08.17

Читайте также:  Как проверить имущество физических лиц через интернет
Преступления Практика взыскания долгов ООО с учредителей не ограничивается гражданскими процессами. Предъявить претензии к собственникам общества кредиторы могут в случае вынесения приговора. В судебном порядке должна подтвердиться причастность учредителей к уголовному деянию. Недобросовестные владельцы бизнеса будут обязаны возместить убытки потерпевшим (ст. 1064 ГК РФ). Повторно доказывать их вину или причинно-следственную связь не потребуется. В заседании необходимо лишь обосновать сумму причиненного вреда.

В 2017 году Конституционный суд РФ признал законным взыскание долгов с виновных физлиц даже при прекращении уголовного дела. Если производство закрыли без реабилитации, отвечать перед кредиторами придется (постановление № 39-П от 08.12.17)

Уклонение от подачи заявления о банкротстве Пункт 3.1. статьи 9 закона 127-ФЗ возлагает на учредителей обязанность обратиться в суд с иском о финансовой несостоятельности компании . Сделать это владельцы должны, если директор сам не подал заявление. В противном случае руководитель и собственники будут отвечать по долгам ООО вместе (ст. 61.12 закона 127-ФЗ, определение Мосгорсуда по спору № 33-3879 от 30.01.18)

Во всех рассмотренных ситуациях участники несут субсидиарную ответственность, то есть исполняют обязательства, не покрытые деньгами и имуществом фирмы (ст. 399 ГК РФ). С учредителя может производиться взыскание долга как ликвидированного, так и действующего ООО. Предъявление претензий осуществляется в судебном порядке с опорой на сложившуюся практику.

Взыскание долгов с иных контролирующих лиц

По обязательствам компании могут отвечать не только непосредственные собственники. Статья 61.10 закона 127-ФЗ вводит в оборот понятие контролирующих должника лиц. Таковыми признаются люди или организации,

которые на протяжении трех предшествовавших банкротству лет влияли на действия компании. Парламентарии сознательно ушли от списков и точных обозначений. Контролирующими лицами могут быть:

  • руководитель;
  • главный бухгалтер;
  • директор-учредитель;
  • члены правления;
  • собственники;
  • скрытые бенефициары;
  • инвесторы;
  • члены наблюдательного совета и др.

Указание в законе общих критериев позволило привлекать к ответственности не только директоров или учредителей, но и иных лиц, виновных в банкротстве фирмы. Теневые схемы ведения бизнеса перестали защищать от взысканий.

Бенефициаром компании признается физическое лицо, которое прямо либо косвенно владеет бизнесом (четверть капитала и более). Такое определение дано в ст. 3 закона 115-ФЗ от 07.08.01. Налоговая инспекция и арбитражные суды не делают различий между тайными и явными бенефициарами. Значение имеет фактическое извлечение выгоды. Примером выявления скрытого бенефициара организации-банкрота является постановление 9 ААС по делу № А40-119763/10.

Правила практического применения нормы пояснил Верховный Суд России в постановлении № 53 от 21.12.17. Служители Фемиды определили основные направления доказывания:

  1. Фактическая возможность руководить или управлять обществом. При рассмотрении дел судам предписано устанавливать реальность влияния лица на бизнес. Номинальной регистрации в статусе руководителя или учредителя недостаточно. Большой резонанс, например, получило дело № А60-1260/2009, рассмотренное 17 ААС в феврале 2012 года.
  2. Объективная связь между действиями лица (лиц) и негативными финансовыми последствиями. В ходе разбирательства должна быть установлена логическая цепочка. Суд анализирует обстоятельства, приведшие организацию-должника к банкротству.

Бремя доказывания ВС РФ возложил на заявителя. Широкое толкование термина значительно повышает шансы вернуть деньги. Кредиторы получили возможность предъявлять иски к бывшим руководителям, скрытым бенефициарам, экс-собственникам. Продажа, реорганизация, ликвидация ООО или увольнение директоров не препятствуют взысканию долгов.

В каких случаях наступает уголовная ответственность

Появление в законодательстве прогрессивных механизмов активизировало борьбу с «серыми кардиналами». Помимо субсидиарной имущественной ответственности, учредителям, руководителям и теневым бенефициарам грозит уголовное преследование. Гражданские иски о взыскании долгов ООО в 2019 году чаще всего связаны со следующими преступлениями:

  1. Преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ). Погасить долговые обязательства придется лицам, действия которых довели фирму до финансовой несостоятельности. Квалифицирующим признаком будет умышленное нанесение потерпевшим крупного ущерба (2 250 000 рублей). Вопросы применения нормы подробно раскрыты в справке Кемеровского областного суда № 01-08/26-153 от 14.02.12.
  2. Сокрытие имущества компании от взыскания (ст. 195 УК РФ). Преступление выражается в фальсификации отчетности, выводе активов с баланса предприятия или нарушении очередности удовлетворения кредиторских требований. В этом случае виновник также обязан возместить потерпевшим причиненный вред. Примером судебной практики по этому направлению может служить постановление Ульяновского облсуда по спору № 22-577/2014 от 19.03.14.
  3. Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). Законом допускается взыскание долгов с учредителей или иных контролирующих лиц, умышленно распространивших недостоверные сведения о несостоятельности ООО. Такое сообщение должно преследовать корыстные цели, например, уход от погашения займов. При этом следует помнить о субсидиарном порядке. Предъявить иск к осужденному можно лишь при недостаточности имущества предприятия-должника.
  4. Уклонение от налогов, таможенных пошлин и (или) страховых сборов (ст. ст. 194, 199–199.4 УК РФ). Во всех случаях квалифицирующим признаком станет крупная недоимка. Практика по этому направлению складывается быстрее за счет активной позиции чиновников (определение ВС РФ № 81-КГ14-19 от 27.01.15). Детальную проработку механизм получил в письме ФНС РФ № СА-4-18/45@ от 09.01.18.

Исчерпывающего перечня преступлений, совершение которых дает кредиторам возможность перевести долги ООО на контролирующих лиц, не установлено. Юридическая оценка последствиям деяний генерального директора, собственника или иного лица дается судом.

Выводы

Ведение бизнеса в форме ООО не защищает от субсидиарной ответственности по долгам. Когда организация не может исполнять принятые на себя обязательства, проводится анализ причин. Если в результате будет выявлена связь между решениями учредителей и негативными последствиями, кредиторы адресуют требования к виновникам.

С появлением новых норм в законе 127-ФЗ дожидаться банкротства организации-должника стало необязательно. Для инициации разбирательства достаточно установления признаков финансовой несостоятельности.

Кроме того, убытки могут быть взысканы с владельцев бизнеса в порядке ст. 1064 ГК РФ. Основанием станет вынесение обвинительного приговора за экономическое преступление либо окончание уголовного производства без реабилитации. В этом случае устанавливать неплатежеспособность организации, вообще, не потребуется.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector