Участие осужденного в гражданском процессе

Участие осужденного в гражданском процессе

Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 576-О-П

"По жалобам граждан Великанова Вадима Владимировича, Виноградова Александра Сергеевича и других на нарушение их конституционных прав статьей 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и статьями 125 и 376 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Д.С. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалоб граждан В.В. Великанова, А.С. Виноградова и других, установил:

1. В жалобах граждан В.В. Великанова, А.С. Виноградова, И.А. Галкина, А.В. Гращенко, С.И. Гречина, И.Н. Захарова, П.В. Илюшкина, В.В. Карлова, Э.М. Карпенко, А.В. Колтакова, В.Т. Лобачева, Е.В. Лошкарева, Э.А. Минина, А.П. Петрова, В.В. Попова, Е.С. Порожского, Н.А. Салмова, А.В. Телепина, О.Г. Усанова, С.Л. Фомина, А.А. Шевченко и В.Ю. Шпедта, отбывающих уголовное наказание в виде лишения свободы за совершенные преступления, оспаривается конституционность статьи 77.1 УИК Российской Федерации, регламентирующей привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве, статьи 125 УПК Российской Федерации, предусматривающей судебный порядок рассмотрения жалоб на действия и решения прокурора и органов предварительного расследования, и статьи 376 УПК Российской Федерации об участии осужденного в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Как следует из представленных материалов, В.В. Великанову, И.А. Галкину, А.В. Гращенко, С.И. Гречину, И.Н. Захарову, П.В. Илюшкину, Э.М. Карпенко, В.Т. Лобачеву, Э.А. Минину, А.П. Петрову, В.В. Попову, Н.А. Салмову, А.В. Телепину, С.Л. Фомину и А.А. Шевченко, обращавшимся в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК Российской Федерации, в суды общей юрисдикции с жалобами на решения и действия (бездействие) прокуратуры и органов предварительного следствия, было отказано в удовлетворении ходатайств о личном участии в судебном заседании по рассмотрению указанных жалоб на том основании, что статья 77.1 УИК Российской Федерации не предусматривает этапирование в судебное заседание осужденных — заявителей таких жалоб.

А.В. Гращенко, С.И. Гречину и О.Г. Усанову было отказано в личном участии в заседании суда кассационной инстанции, где рассматривались их жалобы на постановление суда, вынесенное в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК Российской Федерации.

Начальник исправительной колонии в городе Новокузнецке указал судье Кузнецкого районного суда города Новокузнецка Кемеровской области на ошибочность применения статьи 77.1 УИК Российской Федерации и на отсутствие законных оснований для этапирования осужденного А.А. Шевченко для участия в судебном заседании по рассмотрению его жалобы.

В.В. Карлову, А.В. Колтакову, Е.В. Лошкареву и В.Ю. Шпедту со ссылкой на статью 77.1 УИК Российской Федерации было отказано в их личном участии в судебных заседаниях по рассмотрению их исковых заявлений в порядке гражданского судопроизводства.

Судья Вологодского областного суда, рассматривавший надзорную жалобу Е.С. Порожского на отказ в удовлетворении его ходатайства об участии в судебном заседании по рассмотрению его кассационной жалобы на постановление Череповецкого районного суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, признал отказ законным и обоснованным.

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации заявители просят признать не соответствующими статьям 1, 2, 15 (часть 4), 17, 18, 19, 21 (часть 1), 29 (часть 4), 42, 45, 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 48 (части 1 и 2), 50 (часть 3), 56, 71 (пункт "в"), 118 (часть 2) и 123 Конституции Российской Федерации статью 77.1 УИК Российской Федерации, статьи 125 и 376 УПК Российской Федерации в той части, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не позволяют отбывающим наказание в местах лишения свободы лично участвовать в судебном заседании, лишают их прав заявлять отводы и ходатайства, обосновывать свою позицию перед судом, представлять суду дополнительные доказательства, знакомиться с доводами других участников судебного заседания.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства; права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, они определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием; гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина; каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, а решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (статьи 1, 2, 17, 18, 45, 46 (части 1 и 2) и 118).

Судопроизводство в Российской Федерации, согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, что предполагает предоставление участвующим в судебном разбирательстве сторонам равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов, включая возможность заявления ходатайств и обжалования действий и решений суда, осуществляющего производство по делу, без каких-либо изъятий и дискриминации (части 1 и 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации).

Приведенные конституционные требования корреспондируют положениям подпункта "с" пункта 3 статьи 6 и пунктов 1 и 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые гарантируют равенство всех перед законом и судом, право каждого на справедливое разбирательство спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, а также право лично защищать себя при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения, при этом возможность защищать себя лично предоставляется лишь при рассмотрении предъявляемого уголовного обвинения.

Европейский Суд по правам человека применительно к гарантированному Конвенцией о защите прав человека и основных свобод праву на справедливое судебное разбирательство указывал, что обязательные требования, относящиеся к понятию "справедливое судебное разбирательство", не всегда одинаковы для споров о гражданских правах и обязанностях и для дел, касающихся уголовных обвинений: государства пользуются большей свободой в области рассмотрения гражданских дел, чем в области уголовного преследования (постановление от 27 октября 1993 года по делу "Домбо Бехеер Б.В. (Dombo Beheer B.V.) против Нидерландов"). Соответственно, государство законодательно устанавливает необходимый комплекс гарантий данного права с учетом специфики конкретной отрасли права, поскольку гарантии, которых будет достаточно, например, для гражданского судопроизводства, должны существенным образом дополняться в уголовном судопроизводстве. Принципы состязательности процесса и равенства сторон требуют, чтобы каждой стороне была предоставлена разумная возможность быть уведомленными о замечаниях или доказательствах, представленных противоположной стороной, и прокомментировать их, а также представить свои доводы в условиях, которые не ставили бы ее (сторону) в менее благоприятные условия по сравнению с другой стороной (постановления от 24 февраля 1995 года по делу "МакМайкл (McMichael) против Соединенного Королевства" и от 10 мая 2007 года по делу "Ковалев против Российской Федерации").

Читайте также:  Роспотребнадзор медицинские книжки проверить

Конституционный Суд Российской Федерации, основываясь на изложенных конституционных и международно-правовых предписаниях, неоднократно указывал, что необходимой гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам возможность довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на эффективную судебную защиту. Во всяком случае лицо, подвергаемое уголовному преследованию, — вне зависимости от его уголовно-процессуального статуса (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый или осужденный), — если оно изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишено возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями других участников судебного заседания и дополнительными материалами, давать объяснения по рассматриваемым судом вопросам (постановления от 10 декабря 1998 года N 27-П, от 15 января 1999 года N 1-П, от 14 февраля 2000 года N 2-П и от 11 мая 2005 года N 5-П; определения от 10 декабря 2002 года N 315-О, от 25 марта 2004 года N 99-О, от 11 июля 2006 года N 351-О, от 16 ноября 2006 года N 538-О и др.).

3. Рассматривая вопрос о формах реализации имеющегося у стороны права довести до суда свою позицию, Конституционный Суд Российской Федерации применительно к кассационному и надзорному производству сформулировал правовую позицию о том, что гарантии права на судебную защиту могут быть реализованы не только путем предоставления осужденному или оправданному возможности лично участвовать в заседании суда кассационной или надзорной инстанции, но и иным образом, в частности путем поручения осуществлять свою защиту избранным защитникам, представления своих письменных возражений на доводы противоположной стороны, а также путем изложения своей позиции с использованием систем видеоконференцсвязи. Конституционно значимым при этом является требование обеспечить осужденному, оправданному, их защитникам реальную возможность изложить свою позицию относительно всех аспектов дела и довести ее до сведения суда (постановления от 10 декабря 1998 года N 27-П и от 14 февраля 2000 года N 2-П, Определение от 16 ноября 2006 года N 538-О).

В тех случаях, когда судом принимается решение о применении к лицу мер, связанных с его уголовным преследованием или ограничивающих его свободу и личную неприкосновенность, суд как орган правосудия — исходя из статей 22, 46 (часть 1), 48, 118, 120, 123 (части 1, 2 и 3) Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи — призван обеспечить судебные гарантии защиты прав и законных интересов личности, одинаковые по своей природе независимо от стадии производства по уголовному делу, в том числе возможность путем непосредственного участия в заседании суда, использования систем видеоконференцсвязи или иным способом ознакомиться со всеми материалами рассматриваемого судом дела и довести до сведения суда свои доводы. В случае же участия осужденного к лишению свободы в качестве стороны в гражданском деле его право довести до суда свою позицию может быть реализовано и без личного участия в судебном разбирательстве (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 года N 351-О, от 16 ноября 2006 года N 538-О, от 21 февраля 2008 года N 94-О-О).

В любом случае суд, как это следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 8 декабря 2003 года N 18-П, не может быть лишен полномочия признать необходимым личное участие осужденного в судебном заседании, чтобы непосредственно заслушать его показания и обеспечить тем самым соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого решения по делу, вытекающих из статей 46-52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, суд, рассматривая вопрос о личном участии осужденного к лишению свободы в судебном заседании по гражданскому делу, обязан учесть все обстоятельства, в том числе характер затрагиваемых при этом конституционных прав, и принять обоснованное и мотивированное решение о форме участия осужденного в судебном разбирательстве.

3. Осуществляя в соответствии с пунктом "о" статьи 71 Конституции Российской Федерации правовое регулирование, федеральный законодатель в целях реализации конституционных гарантий прав граждан на судебную защиту и доступ к правосудию предусмотрел в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации личное участие в судебном заседании обвиняемого, подсудимого, потерпевшего и свидетеля (часть вторая статьи 42, пункты 16 и 20 части четвертой статьи 47, статьи 240, 247, 249).

3.1. Согласно статье 125 УПК Российской Федерации, предусматривающей судебный порядок рассмотрения жалоб граждан на постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, судебное заседание проводится с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле.

По смыслу данной статьи, суд должен обеспечить содержащемуся под стражей заявителю возможность путем непосредственного участия в заседании суда или использования систем видеоконференцсвязи ознакомиться со всеми материалами рассматриваемого судом дела и довести до сведения суда свои доводы, если принимаемое судом решение связано с применением к заявителю мер, сопряженных с его уголовным преследованием, ограничением его свободы и личной неприкосновенности (рассмотрение жалобы подозреваемого или обвиняемого на применение к нему мер уголовно-процессуального принуждения, личного обыска, освидетельствования и др.).

В случае же обжалования в предусмотренном статьей 125 УПК Российской Федерации порядке осужденным, отбывающим уголовное наказание в виде лишения свободы, действий (бездействия) или решений органов предварительного расследования, затрудняющих доступ осужденных к правосудию (отказ в приеме сообщения о преступлении, бездействие при проверке этих сообщений, отказ в возбуждении уголовного дела и др.), осужденный претендует на роль потерпевшего в будущем уголовном деле, на возбуждении которого он настаивает. Жалобы осужденных в таких случаях не связаны с применением к их заявителям мер, сопряженных с уголовным преследованием, ограничением свободы и личной неприкосновенности, поэтому суд вправе обеспечить конституционное право заявителей довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела не только путем его личного участия в судебном заседании, но и иными способами — путем допуска к участию в судебном заседании его представителя, принятия письменных обращений, предоставления права обжалования принятого судебного решения. При этом статья 125 УПК Российской Федерации не ограничивает право суда признать — исходя из обстоятельств дела — личное участие осужденного обязательным.

3.2. Статья 376 УПК Российской Федерации регламентирует участие в судебном заседании осужденного при кассационном рассмотрении приговора — судебного решения, принятого по существу уголовного дела, и не регулирует порядок участия осужденных в судебном рассмотрении кассационных жалоб на постановления судьи, вынесенные в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК Российской Федерации.

Читайте также:  Обязательный аудит ооо проводится в случаях если

Эта статья не запрещает суду, проверяющему в кассационном порядке законность и обоснованность постановления районного суда, вынесенного по жалобе заявителя, признать его личное участие в деле — исходя из конкретных обстоятельств дела — обязательным, а также не содержат положений, допускающих произвольный, необоснованный или немотивированный отказ в удовлетворении ходатайства о личном участии в деле заявителя, отбывающего уголовное наказание в виде лишения свободы и подавшего кассационную жалобу, и потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права и свободы граждан.

3.3. Статья 77.1 "Привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве" УИК Российской Федерации предусматривает, что при необходимости участия в судебном разбирательстве в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого осужденные могут быть по определению суда или постановлению судьи оставлены в следственном изоляторе либо переведены в следственный изолятор из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы. Положения данной статьи не регламентируют уголовно-процессуальные и гражданские процессуальные отношения, а соответственно, и вопросы участия осужденных, отбывающих наказание, в судебных заседаниях.

Следовательно, данная статья не исключает принятие судом решения об обязательности участия осужденного в качестве стороны в судопроизводстве в тех случаях, когда, по мнению суда, это необходимо для защиты прав личности и достижения целей правосудия.

Таким образом, положения статьи 77.1 УИК Российской Федерации и статей 125 и 376 УПК Российской Федерации сами по себе не исключают возможность принятия судом решения об обязательности участия осужденного к лишению свободы в качестве стороны в судопроизводстве и по другим категориям уголовных и гражданских дел в тех случаях, когда, по мнению суда, это необходимо согласно соответствующему процессуальному законодательству для защиты прав личности и достижения целей правосудия, и тем самым не лишают осужденного, отбывающего наказание, возможности отстаивать свои права и законные интересы. Они также не препятствуют лицу, отбывающему наказание в виде лишения свободы, довести до суда свою позицию по соответствующему делу путем допуска к участию в деле его адвокатов и других представителей, а также иными предусмотренными законом способами.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктами 2 и 3 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71, частью первой статьи 79 и статьей 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

Новости | Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки

Матюхина В.В. — студент факультета внебюджетного образования ВИПЭ ФСИН России;

Научный руководитель: Ядренцев В.Ф. — преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин ВИПЭ ФСИН России

Положения ст. 19 и 46 Конституции Российской Федерации гласят: все равны перед законом и судом; каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Равенство всех перед законом и судом обеспечивается, в частности, тем, что каждое дело рассматривается единым для всех судов, в одном и том же порядке, на основе одинаковых процессуальных правил, с предоставлением равного объема гарантий для лиц, участвующих в деле. Сторонам предоставляются равные возможности знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства, задавать вопросы участникам процесса, свидетелям, экспертам, заявлять отводы, давать объяснения суду, участвовать в прениях и т.д.

Гарантия судебной защиты означает, с одной стороны, право каждого подать жалобу в соответствующий суд и, с другой — обязанность последнего рассмотреть эту жалобу и принять по ней законное, справедливое и обоснованное решение. Судебное разбирательство производится на основе закрепленных в Конституции РФ принципов судопроизводства: открытости, состязательности, равноправия сторон и др. Лицу, подавшему жалобу, предоставляется право самому принять участие в судебном рассмотрении дела и обжаловать принятое решение 1 .

Реализация данных конституционных положений важна для лиц отбывающих наказание в виде лишения свободы, поскольку в силу их изоляции от общества они не могут лично участвовать в судебном заседании при рассмотрении гражданских дел.

Ст. 35 ГПК РФ предусматривает следующие права лиц, участвующих в деле: лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидете-

1 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2000. С. 24.

лям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Однако, лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы и участвующие в гражданском процессе, в полной мере не могут осуществлять данные права, так как участвуют в деле через представителей, либо через систему видеоконференц-связи. Действующим законодательством не предусмотрена возможность конвоирования их в зал судебного заседания для данной цели.

Участие в деле через представителей лишает осужденного возможности лично влиять на ход судебного разбирательства и принятие судебных решений, а представитель не может обладать всем тем объемом информации, которым обладает осужденный по данному делу. Данное обстоятельство может привести к принятию судебного решения, которое не удовлетворит интересы осужденного, повлечет обжалование судебного решения и затягивание судебного процесса.

Возможный путь решения данной проблемы был обозначен в Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года [1] , где в качестве одного из направлений повышения эффективности управления УИС указывается предоставление осужденным и лицам, содержащимся под стражей, технической возможности использования широкого спектра телекоммуникационных услуг, в том числе средств видеоконференц-связи, электронной почты и др.

В связи с этим, законодателем внесены изменения в ГПК РФ, которые закрепили возможность участия лиц, осужденных к лишению свободы, в гражданском процессе посредством видеоконференц-связи: согласно ч.4 ст. 155.1 ГПК РФ «В случае, если для обеспечения участия в деле лиц, находящихся в местах содержания под стражей или в местах отбывания лишения свободы, используются системы видеоконференц-связи этих учреждений, получение подписки у данных лиц о разъяснении им судом, рассматривающим дело, прав и обязанностей и предупреждении об ответственности за их нарушение осуществляется при техническом содействии администрации этих учреждений».

Использование видеоконференц-связи в деятельности судов Российской Федерации имеет более чем 14 — летний опыт: еще в мае 1999 г. в Челябинском областном суде была создана первая в стране пилотная версия системы видеоконференции для удаленного участия осужденных в кассационных судебных заседаниях [2] . С 2000 г. началось формирование видеоконференц-связи в Верховном суде РФ [3] .

До недавнего времени видеоконференц-связь использовалась лишь в уголовном судопроизводстве. Более того, до введения в ГПК РФ норм о возможности использования систем видеоконференц-связи некоторые суды отказывали в участии в судебном заседании с применением данных технических возможностей.

Читайте также:  Продавец на осно покупатель на усн ндс

Так, в Определении Московского городского суда от 26 ноября 2012 г. Судебная коллегия по гражданским делам указала, что «ГПК РФ не предоставляет лицам, находящимся в местах лишения свободы, право на личное участие в разбирательстве судами общей юрисдикции гражданских дел, по которым они являются участвующими в деле лицами, а также на участие в судебном заседании при посредстве видеоконференц-связи. Возможность проведения судебного разбирательства посредством видеоконференц-связи, а также этапирования осужденных из мест лишения свободы в следственные изоляторы предусмотрена Уголовно-исполнительным кодексом и только для их участия в судебных разбирательствах по уголовным делам, на что указывают положения ст. 77.1 УИК РФ, а также ст. 376 УПК РФ» [4] .

Следует отметить важность и необходимость применения средств видеоконференц-связи осужденным для участия в гражданском процессе, поскольку осужденные наиболее часто обращаются за юридической помощью с вопросами о нарушении их прав при рассмотрении гражданских, земельных, семейных, жилищных и трудовых споров.

В соответствии ст. 155.1 ГПК участники гражданского процесса могут участвовать в судебном заседании путем использования видеоконференц-связи при наличии в судах соответствующей технической возможности. При этом закон не разъясняет, что понимается под технической возможностью. Отсутствует данное определение и в материалах обобщения практики судов общей юрисдикции. Лишь Пленум ВАС РФ в своем постановлении от 17 февраля 2011 г. № 12 указал, что под технической возможностью понимается наличие в арбитражном суде исправной системы видеоконференц-связи и объективной возможности провести судебное заседание данным способом в пределах установленного законом срока рассмотрения дела [5] .

На законодательном уровне понятие видеоконференц-связи не определено. Понятие видеоконференц-связи имеется в различных словарях и определяется как «услуга, предоставляемая операторами электросвязи и компьютерных сетей и обеспечивающая обмен аудио- и видеоинформацией в режиме реального времени между участниками территориально распределенной группы». Суть этой технологии состоит в том, что изображение на мониторе или телевизоре заменяет непосредственное присутствие лица в суде, рассматривающем дело. Из вышесказанного можно сделать вывод что, при отсутствии в судах и учреждениях УИС подобной технической оснащенности суд может отказать в использовании систем видеоконференц-связи. Поэтому возникает вопрос о техническом оснащении исправительных учреждений и судов.

Из интернет-интервью с руководителем федерального государственного бюджетного учреждения «Информационно-аналитический центр поддержки ГАС «Правосудие», главным конструктором ГАС «Правосудие» Юхневичем Леонидом Александровичем, по теме:

«О ходе реализации мероприятий по поддержке и эксплуатации ГАС «Правосудие» в рамках государственного задания ФГБУ «Информационно-аналитический центр поддержки ГАС «Правосудие» на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов и развитию филиалов сети ФГБУ ИАЦ Судебного департамента», следует, что: «В 2013 году, к ведомственной сети ГАС «Правосудие» подключены 162 объекта ФСИН России, для проведения сеансов видеоконференцсвязи с судами. В 2014 году планируется подключить еще не менее 162 объектов ФСИН России. Вместе с тем, в последующие годы в сеть ГАС «Правосудие» планируются к подключению и мировые суды» [6] .

Таким образом, в настоящее время большое количество исправительных учреждений пока не имеют возможности предоставить осужденным услугу видеоконференц-связи в связи с недостаточной оснащенностью телекоммуникационными средствами.

Рассматриваемое техническое новшество преобладает в следственных изоляторах. Прежде всего, это связано с тем, что сегодня использование видеоконференц-связи в большей степени направлено на участие лиц, находящихся в указанных учреждениях, в уголовном процессе.

Также к недостаткам правового регулирования применения видеоконференц-связи можно отнести отсутствие возможности обжалования определения суда об отказе в использовании данной системы. Не вызывает сомнения тот факт, отмечает А. Лейба, что такое определение не исключает дальнейшего движения дела (ч.1 ст. 331 ГПК РФ), поскольку до вступления в силу Закона № 66-ФЗ такая возможность хотя и допускалась, но в ГПК РФ прямо не была предусмотрена. В целях недопущения судебных ошибок и обеспечения доступа граждан к правосудию право на обжалование определения суда об отказе в использовании видеоконференц-связи следует включить в ГПК РФ [7] .

Данная новелла гражданско-процессуального законодательства, несомненно, имеет определенные проблемы в применении, но является достаточно эффективной и имеет большой потенциал для дальнейшего применения.

В заключение хотелось бы отметить, что использование информационных и коммуникационных технологий для обеспечения участия в судебном заседании осужденных и подследственных является средством соблюдения конституционных прав данной категории граждан. Доступность правосудия для всех заинтересованных лиц, в том числе, для осужденных и подследственных, свидетельствует о том, что гарантированное конституционное право на судебную защиту реально исполняется, а не является декларативным, и в государстве существует эффективная защита прав посредством правосудия.

Специфика рассмотрения гражданских дел с участием осужденных лиц

Лица, осужденные и отбывающих по приговору суда наказание в исправительных учреждениях также праве обратится в суд в порядке гражданского судопроизводства за защитой своих прав, свобод и законных интересов. Однако Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и другие федеральные законы не предоставляют лицам, отбывающим по приговору суда наказание в исправительных учреждениях, право на личное участие в разбирательстве судами их гражданских дел (по которым они являются истцами, ответчиками, третьими лицами или другими участниками процесса).

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации предусматривает возможность этапирования осужденных из мест лишения свободы в следственные изоляторы лишь для их участия в судебных разбирательствах по уголовным делам (ст. 77.1 УИК РФ).

Следовательно, суды не обязаны этапировать указанных лиц к местам разбирательства гражданских дел с целью обеспечения их личного участия в судебных заседаниях.

Вместе с тем судья в стадии подготовки дела к судебному разбирательству и суд в стадии разбирательства гражданского дела, по которому лицо, участвующее в деле, находится в исправительных учреждениях, должны, обеспечивая этому лицу возможность реализации его прав, учитывать специфику сложившейся по делу ситуации.

Лицу, находящемуся в исправительных учреждениях, должно быть направлено письмо с разъяснением его прав, в том числе права на ведение дела через представителя, и обязанностей; ему должно быть заблаговременно обеспечено вручение копии искового заявления (если оно является ответчиком или третьим лицом) и других документов, включая копий судебных постановлений, предоставлено время, достаточное — с учетом его положения — для заключения соглашения с представителем, подготовки и направления в суд обоснования своей позиции по делу, представления доказательств в подтверждение своих требований или возражений, а также для реализации других процессуальных прав.

При необходимости судья (суд) может в соответствии со ст. 62 ГПК РФ поручить суду по месту отбывания указанным лицом наказания опросить его по обстоятельствам дела, вручить документы или совершить иные процессуальные действия, необходимые для рассмотрения и разрешения дела.

Эти же требования необходимо выполнять и при рассмотрении гражданских дел, в которых участвуют лица, находящиеся в местах лишения свободы, в судах кассационной и надзорной инстанций.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector