Ховрачев юрий алексеевич адвокат

Ховрачев юрий алексеевич адвокат

Реестровый номер: 50/3065

Субъект Российской Федерации: Московская область

Адвокат, Московская область, Москва и область

Подразделение(адрес): не указан
Телефон: не указан

Страница на портале об Адвокате сделана в соответствии с данными Министерства юстиции Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 14 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п.7 раздела I Приказа Минюста России от 23.04.2014 N 85 "Об утверждении Порядка ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации" (Зарегистрировано в Минюсте России 25.04.2014 N32117) Сведения, содержащиеся в реестре адвокатов, являются открытыми и общедоступными.

В соответствии с п.11 ч.1 ст.6 и ч.2 ст.9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных" допускается обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом, без согласия субъекта персональных данных.

Отзывы об Ховрачев Юрий Алексеевич

Оставлять отзыв можно только при предоставлении полных и достоверных сведений об адвокате (соглашение, договор и иные документы подтверждения). А так при предоставлении сведений о самом лице кто оставляет отзыв

Мосгорсуд оставил решение Хорошевского райсуда по делу о похищении сына бизнесмена Евгения Касперского в силе. На судей не подействовали доводы защиты, что назначенные сроки излишне жестки — заложника "хорошо кормили, поили, снабжали книгами и развлекали". Николай Савельев, которого суд признал инициатором похищения, оспорил свою роль — по его словам, преступление задумал и позвал совершить капитан ФСО Алексей Устимчук, а его могли надоумить некие высокопоставленные люди, которым нужно было добиться от создателя известного антивируса какого-то нужного решения.

Как установил Хорошевский суд, похищение ребенка известного предпринимателя задумали 62-летний предприниматель Николай Савельев и его 29-летний сын Николай. У них, как следует из приговора, не задавался бизнес — у сына не хватало денег на производство экранопланов, у отца — то ли на медицинский центр, то ли на "магазин или что-то иное". И они решили получить выкуп за 20-летнего студента Ивана Касперского. По данным журнала Forbes, отец Ивана Евгений Касперский владеет 79% международной компании ЗАО "Лаборатория Касперского", занимающейся разработкой решений для обеспечения IT-безопасности. Его состояние на 2013 год оценивается в $800 млн.

В помощники отец и сын Савельевы, как следует из приговора, взяли Алексея Устимчука — 30-летнего инженера Федеральной службы охраны. Савельев-старший, решил суд, собрал информацию об Иване Касперском в интернете, а потом вместе с сыном изучал его распорядок дня и маршруты. Утром 19 апреля 2011 года знакомый Савельевых (Семен Громов) и друг детства Устимчука (Олег Маюков) схватили молодого человека в районе метро "Строгино" в момент, когда он подходил к месту работы, и насильно посадили в машину, за рулем которой сидел Устимчук, завязали похищенному глаза и сковали наручниками.

По пути следования похитители пересадили Касперского в другую иномарку и вывезли в садовое товарищество "Роща" Сергиево-Посадского района Московской области, где в течение пяти дней удерживали в бане на участке семьи Савельевых. Родителям Ивана Касперского по телефону было выдвинуто требование заплатить за освобождение сына €3 млн – эту сумму сам Иван озвучил отцу в специально снятом видеообращении. Но сделка не состоялась: Евгений Касперский обратился в полицию. Савельевы и Устимчук были задержаны 24 апреля по дороге на встречу с родителями Ивана, где собирались передать им запись с информацией о состоянии сына и договориться о получении выкупа.

Семена Громова взяли прямо на даче — он охранял пленника. И только через год арестовали Олега Маюкова – о его роли в преступлении уже во время следствия сообщил сам Устимчук.

Следователям Маюков пояснил, что, когда понял в чем участвует, вышел из машины, в которой везли Ивана Касперского, и пошел домой.

В отношении всех фигурантов было возбуждено дело по ст.126 ч.2 п."а","з" "похищение человека" — до 12 лет заключения и ст.163 ч.2 п.б УК РФ "вымогательство" — до семи лет лишения свободы.

26 апреля Савельевы — отец сын и 64-летняя мать Людмила Савельева, а также Громов были арестованы Пресненским судом Москвы. Позже женщину выпустили на свободу — следствие установило ее непричастность.

Во время следствия Устимчук пошел на сделку с правосудием, и его дело рассматривалось в особом порядке. В итоге 30 августа 2012 года он был приговорен 94 гарнизонным военным судом путем частичного сложения наказания к четырем с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима (по ч.2 ст.126 УК — три года; по ч.3 ст. 163 УК — три с половиной года) — суд посчитал возможным назначить наказание ниже низшего предела.

Бывший капитан ФСО выступил свидетелем в Хорошевском суде. Он рассказал, что у них с Савельевыми был общий бизнес: экранопланы, медцентр, салон красоты, который стал прогорать, возникли долги и т.д. Компаньоны искали разные способы решения проблем, в частности, с помощью кредитов. И вдруг Савельев-старший сказал, что у него есть должники, причем долг составляет крупную сумму в долларах.

Читайте также:  Оформить налоговый вычет через сайт налоговой

По словам Устимчука, для реализации дела нужно было купить две-три машины и с десяток сим-карт мобильных телефонов. Савельевы объяснили ему, что он должен купить эти "аксессуары" на свои деньги, а расчет будет произведен после завершения дела. Офицер заявил, что поверил им. Также отец и сын попросили найти человека с материальными проблемами, который мог бы поучаствовать в деле, следовало из показаний Устимчука, который и решил привлечь к делу друга детства Олега Маюкова, — тот постоянно испытывал сложности с деньгами. В суде Маюков признал себя виновным, выразил раскаяние и извинился перед Касперскими.

Сын Савельева на следствии вину признал, но в суде отказался от своих показаний. Подсудимый настаивал, что вообще ничего не знал о похищении, так как в тот момент его жена была второй раз беременна, и он занимался исключительно семьей.

— Моя вина лишь в том, что я сын своего отца, которого следствие сделало организатором, и в том, что в моей машине нашли технические средства, использованные в преступлении, — говорил Хорошевскому суду Савельев-младший. — Но как-то забывают что все они лежали в сумке, принадлежавшей Устимчуку. Отец не мог совершить это преступление. Единственный прибор, которым он владел профессионально — это его тонометр. Он полуслепой больной старик. Да, он причастен, но он не мог быть организатором.

Громов признал вину частично — утверждал, что лишь охранял молодого человека, не догадываясь о его статусе заложника. Савельев-старший ему только сообщил, что в бане сидит сын его должника. Подробностей он не знал.

Савельев-старший признал вину, но замысел и организацию преступления перекладывает на Устимчука. По его словам, идею похитить Касперского предложил именно офицер ФСО, организовал "операцию" тоже он, а его привлек в качестве переговорщика. Кроме того, мужчина утверждал, что на допросах к нему и сыну применяли психическое и физическое воздействие, чтобы выбить с них признания.

Как рассказал Савельев-старший, в начале он наотрез отказался от предложения Устимчука о похищении, сказав, что брать в заложники ребенка не собирается.

— Устимчук сказал, что это взрослый парень, — вспоминал на суде Савельев. — А его отец — богатый человек и заплатит любые деньги. Устимчук убедил меня — не волнуйся, мои влиятельные друзья гарантируют нашу безопасность. Я в какой-то момент даже подумал, что это операция спецслужб.

Савельев-старший пояснил, что был удивлен степенью осведомленности Устимчука о вкусах пленника.

— Устимчук знал все, что любит Иван, даже марку печенья и яблочный сок. Иван сам офигел, когда я принес ему еду, — рассказывал Савельев в Мосгорсуде.

Он убеждал суд, что относился к Касперскому-младшему, как к сыну, и был против требований Устимчука держать заложника в бане и в наручниках. Поэтому Касперский находился в заточении со свободными руками. В ходе речи Савельев попросил прошения у семьи Касперских.

— Я старый дурак, который по глупости попал а эту историю. Самое страшное для меня наказание — мой сын, которого я всю жизнь оберегал, оказался в тюрьме. Помимо Касперских Савельев извинился еще перед еще одним подсудимым — Громовым — за то, что обманом втянул его в преступление.

3 июня 2013 года Хорошевский райсуд приговорил Семена Громова к девяти годам лишения свободы, Олега Маюкова — к семи годам, Николая Савельев к 11 годам а его сына Николая Савельева-младшего — 10 годам. Вдобавок пользу государства были конфискованы четыре машины, использовавшиеся похитителями. Осужденные посчитали приговор излишне суровым и обжаловали его.

12 ноября, апелляционная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда рассматривала жалобы осужденных и их защиты на приговор.

Адвокат Савельева-младшего Юрий Ховрачев попросил этапировать в суд Устимчука и провести психофизическую экспертизу — Устимчука и Савельева.

– Экспертиза бы установила, какие показания Устимчука правдивые, а какие нет, – отмечал Ховрачев.

По мнению защитника, сотрудник спецслужб давал противоречивые показания и верить им нельзя.

– Он следствие направил по ложному следу, указав не свой адрес фактического проживания, — убеждал суд Ховрачев. — Он назвал адрес прописки своего брата Дмитрия. Эта квартира была сдана и там проживала другая семья. Там был произведен обыск и ничего следователи не нашли. Личные вещи Устимчука находились в соседней квартире, в ней всегда и проживал Устимчук.

Ховрачев полагает, что это не было случайной ошибкой.

— Устимчук намерено не назвал адрес своего местожительства, — отметил адвокат. Это привело к тому, что личные вещи Устимчука, в том числе и его компьютер, следствие так и не получило. А если бы получило, то мы бы имели больше электронной информации об этом деле, — подытожил Ховрачев.

Читайте также:  Освобождение от должности мвд

Адвокат Савельева-старшего Денис Трусов просил суд назначить его клиенту повторную психиатрическую экспертизу, поскольку с 1969 года Савельев стоял на учете в ПНД с диагнозом "вялотекущая шизофрения", а также приобщить к делу справку о здоровье осужденного, в которой говорится, что тот страдает гипертонией и почти не видит на левый глаз — тяжелая форма глаукомы.

Представитель гособвинения Лилия Прохорова возражала против заявленных ходатайств, кроме приобщения медсправки.

В итоге суд под председательством Сергея Иванова встал на сторону прокуратуры.

После этого адвокат Ховрачев заявил, что Савельевых сильно избили в конвойной Мосгорсуда.

– У 64-летнего Савельева под глазом синяк, опухла рука и к нему применяли электрошокер, который прикладывали возле сердца, – говорил защитник. – У его сына синяк на лбу. Они себя плохо чувствуют. Прошу вызвать "скорую помощь".

Судебная коллегия пообещала вызвать медиков и объявила 40-минутный перерыв.

После перерыва суд заявил, что Савельевы могут участвовать в рассмотрении дела – им была оказана медпомощь. Фельдшер признал их состояние удовлетворительным – Савельеву-старшему ввели препарат для снижения давления.

Адвокат Ховрачев настаивал на том, чтобы ему дали зафиксировать телесные повреждения – сфотографировать синяки на телефон. Но суд ему в этом отказал и продолжил слушание.

Председательствующий зачитал жалобы защитников. Они обращали внимание на то, что суд первой инстанции не разграничил вину каждого участника и всем дал одинаковое наказание – по семь лет по статье 126 УК РФ. Также суд не учел раскаяние Маюкова, отмечала его адвокат Инна Тихомирова, и смягчающие обстоятельства: то, что он ранее не судим, имеет малолетних детей и пожилых родителей и положительные характеристики. На это упирали и защитники Громова и Савельева-младшего. Кроме того, в жалобах адвокатов Ховрачева и Аниты Агеевой (она защищала Савельева-старшего в Хорошевском суде, но перед апелляцией он отказался от ее услуг) отмечалось, что суд не отнесся критически к показаниям Устимчука, в которых, как утверждает защита, было много противоречий: вначале Устимчук взял на себя всю вину, а затем переложил ее на Савельева-старшего и т.д. — и не дал вызвать свидетелей, которые могли бы оправдать Савельева-младшего. Также адвокаты были не согласны с тем, что суд полностью поверил показаниям Устимчука, а свидетельства других обвиняемых проигнорировал.

Защитники Громова, Маюкова, Савельева-старшего просили Фемиду снизить наказание осужденным, и при этом учесть тот факт, что Иван Касперский не пострадал — ему не были причинены травмы — его кормили, поили, снабжали книгами и развлекали. Свои жалобы они мотивировали тем, что в отличие от других фигурантов дела, Устимчуку дали всего четыре с половиной года лишения свободы.

Сторона защиты Савельева-младшего требовала его оправдать и выпустить на свободу, сославшись на то, что в деле отсутствуют доказательств его вины.

– Устимчук в показаниях говорил, что Николай Савельев не принимал участие в похищении и вымогательстве. У его жены сложно проходила вторая беременность и он был все время с ней, – подчеркнул Ховрачев.

Затем настала очередь выступать осужденных. Савельев-старший заявил, что не организовывал похищение, но при этом не отрицал, что участвовал в нем. Он считает, что некие третьи силы действовали через Устимчука, про которого он сказал, что "хуже человека в своей жизни не знал". Правда, Савельев не пояснил, что именно ему сделал Устимчук. Но, видимо, имеется в виду показания, которые дал бывший спецслужбист против Савельевых.

– Может, Касперский все это организовал, чтобы отомстить жене, откуда я знаю? Может ФСО это было нужно, чтобы воздействовать на Касперского, – выдвинул версию Савельев. – Мне это было не нужно. Никаких долгов у меня не было, ни копейки никому не должен.

Правда, адвокат Ховрачев изложил другую версию — якобы Савельев-старший согласился на преступление, так как ему нужны были деньги для операции на глазах в Германии.

Кроме того, Савельев-старший пожаловался, что почти ослеп и боится за будущее сына.

– Я старый и слепой. Я горжусь своим сыном, он в тюрьме даже не закурил. У него два высших образования, он всю жизнь занимается спортом и ему дали десять лет ни за что! А тюрьма ломает людей. Я боюсь за него.

Маюков, в свою очередь, сказал, что раскаивается в содеянном и еще раз просит прощения у Касперских. А Савельев-младший заявил о своей невиновности.

Однако доводы осужденных не смогли убедить суд. В начале восьмого вечера коллегия вынесла решение.

– Решение Хорошевского районного суда Москвы от 3 июня в отношении Николая Савельева, Семена Громова, Олега Маюкова и Николая Савельева оставить без изменения, а апелляционную жалобу защиты — без удовлетворения, — зачитал председательствующий.

В пятницу Люблинский районный суд закрыл дело москвички Александры Иванниковой. Девушку обвиняли в том, что она в состоянии аффекта убила водителя, который попытался ее изнасиловать.

Читайте также:  На основании чего действует договор

В ходе полугодичного процесса было доказано, что подсудимая, во-первых, действительно убила Сергея Багдасаряна, а во-вторых, убила именно в состоянии аффекта.

В другой ситуации Иванникова совершенно точно могла рассчитывать на срок до трех лет, но представитель Люблинской прокуратуры 18 ноября отказалась поддерживать обвинение, сославшись на то, что Иванникова действовала в условиях необходимой самообороны. По закону (ст. 246 ч. 7 УПК РФ), если прокуратура отказывается от обвинения, суд автоматически закрывает уголовное дело.

Об этом прекрасно знали адвокаты обеих сторон. Поэтому заранее проигравший представитель потерпевших адвокат Юрий Ховрачев появился в Люблинском райсуде только в силу острой необходимости: он еще не выступил на прениях сторон. Второй защитник – Симон Цитурян свои возражение по поводу маневра прокуратуры уже высказал, поэтому в суд мог не приходить и не пришел (вместо этого Цитурян вместе с отцом убитого Андреем Багдасаряном отправился в Люблинскую прокуратуру на сложный разговор с руководством, где и узнал о вынесенном решении).

Зато юридическая и гражданская защита Иванниковой прибыла в полном составе. Из последних пришли члены Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) с повязками на рукавах, участники Российского общенародного движения, активисты объединения «Гражданская безопасность» (отстаивают право граждан на самооборону) и вездесущий депутат Госдумы от ЛДПР Николай Курьянович со свитой. Сторонники Александры Иванниковой в коридоре оживленно общались с супругом подсудимой Олегом Муравьевым и адвокатом Алексеем Паршиным. Сама Александра отрешенно сидела на лавочке в коридоре и разговаривала мало.

Стараясь не быть замеченным, сквозь толпу просочился адвокат Ховрачев и скрылся в зале судебных слушаний. Через минуту в зал позвали Иванникову и Паршина.

СМИ на прения не пустили. Но можно было заглянуть в дверную щель и увидеть, как молодая судья Ольга Захарова сидит в позе студента, дремлющего на лекции.

После выступлений сторон Захарова проснулась и ушла выносить приговор. «Мы пока не обсуждали с потерпевшим, будет ли защита подавать кассационную жалобу», — говорил в перерыве адвокат Ховрачев, будто приговор уже вынесли. «Почему не пришел потерпевший Андрей Багдасарян?» — спросили у адвоката. «Он не верит суду, прокуратуре, потому что не видит, что его права здесь защищают, — ответил Юрий Ховрачев. – Кроме того, папе поступают угрозы по телефону». Адвокат имел в виду один звонок: мужской голос предложил Андрею Багдасаряну «уезжать».

Корреспондент «Газеты.Ru» по очереди опросил «общественность»: ни одно из движений не признало, что их активисты звонили Багдасаряну. «Это провокационный вопрос», — сурово указал рядовой сотрудник ДПНИ. Однако его начальству было позволено куда больше. «Да я сам после приговора позвоню Багдасаряну и скажу, чтобы перестал позорить армян», — заявил начальник пресс-службы ДПНИ Александр Белов.

«А я вышлю ему правительственную телеграмму, — загорелся депутат Курьянович, — и в ней вынесу отцу порицание за плохое воспитание сына. За то, что вырастил насильника!»

Затем депутат секунду помолчал и родил свежую идею: «На самом деле, я бы устроил провокацию. Подослал бы к отцу русскую девушку, а затем и его притянул (на криминальном сленге – «привлек к уголовной ответственности». — «Газета.Ru»)». Не зная — шутка это или директива, — остальные жириновцы на всякий случай промолчали.

Судья Ольга Захарова писала решение ровно час, а когда в зал вошли журналисты, прокурор Ольга Попова устало лежала в кресле. «Уберите цветы с моего стола!» — приказала она, и буйный депутат, взглянув на мертвое лицо обвинителя, неожиданно покорился. Как и следовало ожидать, в следующие минуты суд закрыл уголовное дело, так как Ольга Попова отказалась поддерживать обвинение (когда судья читала эту часть решения, прокурор нервно выдохнула). «Решение может быть обжаловано в Мосгорсуде в течение 10 дней», — завершила судья.

Зрители стали аплодировать, Курьянович вручил Иванниковой отвергнутый прокурором букет роз. «Молодец, прокурор!» — искренне поздравляли Попову зрители. Той явно было плохо. «Ее же вынудили», — объяснил «Газете.Ru» адвокат Иванниковой Алексей Паршин. Это было неожиданное признание – ведь до сих пор о том, что замначальника Люблинской райпрокуратуры Попова находится под давлением чинов Мосгопрокуратуры (где под влиянием СМИ созрело решение оставить Иванникову в покое), открыто заявляли только адвокаты потерпевших.

Тем временем на улице правозащитники разливали шампанское и поздравляли супругов и самих себя с завершением двухгодичного процесса. Александра Иванникова собирала недопитые стаканчики и выбрасывала их в мусорный ящик. Домой триумфаторы уехали на белой «Ниве».

Позже «Газета.Ru» узнала от адвоката Цитуряна, что постановление все-таки будет обжаловано в Мосгорсуде. Защита Иванниковой оказалась великодушнее — иск о защите чести и достоинства к адвокатам Багдасарянов, называвших Иванникову «маньячкой», подаваться не будет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector