Частная жизнь определение конституционного суда

Частная жизнь определение конституционного суда

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 1253-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

заслушав сообщение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина М.Н. Супруна, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.Н. Супрун оспаривает конституционность статьи 137 УК Российской Федерации, устанавливающей уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни.

Как следует из представленных материалов, 13 сентября 2009 года постановлением следователя территориального органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации в отношении М.Н. Супруна было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью первой статьи 137 УК Российской Федерации, которое выразилось в том, что заявитель путем копирования и электронной обработки хранящихся в архиве информационного центра Управления внутренних дел по Архангельской области фильтрационно-проверочных дел являвшихся этническими немцами граждан СССР, репатриированных с территории Германии по окончании Второй мировой войны и выселенных в административном порядке в 1945-1956 годах на территорию Архангельской области, а также членов их семей сформировал электронную базу данных на пять тысяч лиц, включающую персональные данные и иные сведения о частной жизни, без согласия этих лиц и согласия их наследников. В дальнейшем Октябрьский районный суд города Архангельска постановлением от 8 декабря 2011 года, руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, прекратил уголовное преследование М.Н. Супруна в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Решение суда первой инстанции оставлено без изменения кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Архангельского областного суда от 28 февраля 2012 года.

По мнению заявителя, статья 137 УК Российской Федерации в силу правовой неопределенности используемых в ней понятий «личная тайна» и «семейная тайна» по своему буквальному смыслу и по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, лишает субъекта права возможности в разумных пределах предвидеть негативные последствия своего поведения, поскольку не позволяет при сборе информации, касающейся иного лица, определить, неприкосновенность каких сведений охраняется уголовным законом. Как утверждается в жалобе, оспариваемая норма противоречит статьям 17 (часть 1) и 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

2. Конституция Российской Федерации, гарантируя право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (статья 23, часть 1), запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (статья 24, часть 1) и устанавливает, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (статья 2), реализация которой может выражаться в обеспечении их превентивной защиты посредством определения законных оснований собирания, хранения, использования и распространения сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, а также в установлении мер юридической ответственности (статья 71, пункты «в», «о»; статья 72, пункт «б» части 1), в том числе уголовно-правовых санкций за противоправные действия, причиняющие ущерб находящимся под особой защитой Конституции Российской Федерации правам личности.

Исходя из предписаний статей 23 (часть 1) и 24 (часть 1) Конституции Российской Федерации, конфиденциальным характером обладает любая информация о частной жизни лица, а потому она во всяком случае относится к сведениям ограниченного доступа. Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июня 2005 года № 248-О, от 26 января 2010 года № 158-О-О и от 27 мая 2010 года № 644-О-О). Соответственно, лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому и сбор, хранение, использование и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускается без согласия данного лица, как того требует Конституция Российской Федерации.

Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, предполагается, что реализация другого конституционного права — права каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (статья 29, часть 4, Конституции Российской Федерации) возможна только в порядке, установленном законом, и что федеральный законодатель правомочен определить законные способы получения информации (Постановление от 31 марта 2011 года № 3-П). Следовательно, собирание или распространение информации о частной жизни лица допускается лишь в предусмотренном законом порядке и лишь в отношении тех сведений, которые уже официально кому-либо доверены самим лицом и в законном порядке собраны, хранятся, используются и могут распространяться. Иное приводило бы к произвольному, не основанному на законе вторжению в сферу частной жизни лица, право на неприкосновенность которой гарантируется Конституцией Российской Федерации, сужало бы понятие частной жизни и объем гарантий ее защиты.

В развитие приведенных конституционных положений федеральный законодатель в статье 137 УК Российской Федерации установил уголовную ответственность за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (часть первая), а также с использованием своего служебного положения (часть вторая).

Диспозиция данной нормы уголовного закона является бланкетной, а значит, норма подлежит применению в системном единстве с положениями иных нормативных правовых актов. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона и используемых в нем формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний (Постановление от 27 мая 2003 года № 9-П); сам же по себе бланкетный характер нормы не может свидетельствовать о ее неконституционности: регулятивные нормы, устанавливающие те или иные правила поведения, не обязательно должны содержаться в том же нормативном правовом акте, что и нормы, устанавливающие юридическую ответственность за их нарушение (определения от 21 апреля 2005 года № 122-О и от 2 ноября 2006 года № 537-О).

Поскольку оспариваемая норма имеет бланкетный характер, предусматривает ответственность лишь за незаконные действия, нарушающие неприкосновенность частной жизни, и принимая во внимание, что Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона или отдельных его положений в той части, в какой они были применены в деле заявителя, и принимает решение по предмету, указанному в жалобе (статьи 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»), статья 137 УК Российской Федерации с точки зрения ее правовой определенности, включая предмет преступного посягательства, подлежит оценке с учетом нормативных положений, регламентирующих отношения, возникающие при использовании документов Архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов.

Читайте также:  К субъектам малого и среднего предпринимательства относятся

Согласно Федеральному закону от 22 октября 2004 года № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» пользователь архивными документами имеет право использовать, передавать, распространять информацию, содержащуюся в предоставленных ему архивных документах, а также копии архивных документов для любых законных целей и любым законным способом (часть 1 статьи 26); доступ же к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу для его безопасности, ограничен на срок 75 лет со дня создания данных документов, причем это ограничение может быть отменено ранее указанного срока лишь с письменного разрешения такого гражданина, а после его смерти — с письменного разрешения его наследников (часть 3 статьи 25).

Соответственно, пункт 6 Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел (утверждено приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 25 июля 2006 года № 375/584/352) устанавливает, что лица, не являющиеся реабилитированными и лицами, в отношении которых велось производство по фильтрационно-проверочным делам, их родственниками, наследниками, лицами, представляющими их интересы, а также представителями органов государственной власти, могут быть допущены к материалам дел до истечения 75 лет с момента создания документов лишь с письменного согласия субъектов таких дел либо их наследников.

Таким образом, оспариваемая заявителем статья 137 УК Российской Федерации, применяемая в системной связи с положениями иных нормативных правовых актов, не содержит неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своего деяния и предвидеть наступление ответственности за его совершение, и не может рассматриваться как нарушающая права заявителя в его конкретном деле.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Заявитель оспаривает конституционность статьи УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни.

По мнению заявителя, данная статья неконституционна в силу правовой неопределенности используемых в ней понятий. Она лишает субъекта права возможности в разумных пределах предвидеть негативные последствия своего поведения, поскольку не позволяет при сборе информации, касающейся иного лица, определить, неприкосновенность каких сведений охраняется уголовным законом.

КС РФ установил, что в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело в связи с незаконным копированием и электронной обработкой хранящихся в архиве федерального государственного органа фильтрационно-проверочных дел граждан. На основании полученной информации заявитель без согласия этих лиц и их наследников сформировал электронную базу данных, включающую персональные и иные сведения о частной жизни.

Суд пояснил, что диспозиция оспариваемой заявителем нормы уголовного закона является бланкетной. Это значит, что она применяется в системном единстве с положениями иных нормативных правовых актов. Т. е. степень определенности содержащихся в законе понятий должна оцениваться исходя не только из самого текста закона и используемых в нем формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний.

Так, законодательство, регламентирующее порядок доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах, устанавливает следующее. Лица, не являющиеся реабилитированными и теми, в отношении которых велось производство по фильтрационно-проверочным делам, могут быть допущены к материалам дел до истечения 75 лет с момента создания документов лишь с письменного согласия субъектов таких дел либо их наследников.

Таким образом, оспариваемая норма УК РФ, применяемая в системной связи с положениями иных нормативных правовых актов, не содержит неопределенности и не нарушает права заявителя.

Право на неприкосновенность частной жизни принадлежит каждому от рождения независимо от наличия или отсутствия у него гражданства, позволяя сохранять в тайне сведения, касающиеся его личной или семейной жизни. Человек вправе самостоятельно определять, какие сведения о его личной жизни можно предать огласке, а какие из них являются тайной.

Под неприкосновенностью частной жизни понимается состояние защищенности от незаконного вторжения посторонних лиц в сферу личной и семейной жизни. В ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится о недопущении вмешательства в личную и семейную жизнь со стороны государственных органов. Статья 23 Конституции РФ более точно отражает сущность этого правового блага и охраняет неприкосновенность частной жизни от незаконных посягательств любых лиц, а не только должностных лиц государственных органов.

Понятие "частная жизнь" в современной России впервые на законодательном уровне появилось в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г., а в 1993 г. получило окончательное закрепление в ст. 23 Конституции РФ.

Европейский суд по правам человека в своих решениях отмечает, что понятие личной жизни является достаточно широким и не поддается исчерпывающему определению. Оно охватывает как физическую, так и моральную стороны жизни индивида. Такие элементы, как, например, половая идентификация, пол, сексуальная ориентация и половая жизнь, относятся к личной жизни.

Конституционный Суд РФ в одном из определений отметил, что понятием "частная жизнь" охватывается та область жизнедеятельности человека, которая имеет отношение к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она, в свою очередь, не носит противоправного характера.

Статья 137 УК РФ охраняет от посягательств не всю частную жизнь человека, а только лишь ту ее сторону, которая составляет личную или семейную тайну. В русском языке под тайной понимается "нечто скрываемое от других, известное не всем, секрет". Если информация о личной и семейной жизни человека по каким-либо причинам уже стала известна неопределенному кругу лиц, распространена, получила огласку, то такие сведения тайной (секретом) не являются и за их собирание или распространение ответственность не должна наступать.

Личная тайна — это сведения, касающиеся только одного лица и сохраняемые им в режиме секретности от других лиц, за исключением сведений, характеризующих публичную, служебную деятельность этого человека. К личной тайне можно отнести сведения о персональных данных, дружеских и интимных отношениях, сексуальной ориентации, религиозных или атеистических взглядах и убеждениях, имущественном положении, источниках доходов, месте проживания, увлечениях, пристрастиях, вредных привычках, заболеваниях (в том числе и о социально опасных — ВИЧ-инфекции, венерических заболеваниях, туберкулезе), проведении досуга и т.д. Сведения о противоправном поведении лица (совершении преступления или административного проступка) не образуют личную тайну, и их разглашение (например, сообщение правоохранительным органам) должно признаваться общественно полезным, а не общественно опасным деянием.

В действующем законодательстве можно встретить такое понятие, как "конфиденциальная информация". Конфиденциальные сведения (от лат. "confidentia" — доверие) — сведения, составляющие коммерческую, производственную, личную тайну, не подлежащие широкому оглашению. В соответствии с Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 в Перечень сведений конфиденциального характера, в частности, входят сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях.

Читайте также:  Суд по месту жительства как узнать москва

В Федеральном законе от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ "О персональных данных" под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к определенному физическому лицу, в частности его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес проживания, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация. Операторами и третьими лицами, получающими доступ к персональным данным, должна обеспечиваться конфиденциальность таких данных (ст. ст. 3, 7).

Семейная тайна — это групповая тайна, носителями которой являются члены одной семьи, представляющая информацию о взаимоотношениях между ними. Действующее семейное законодательство не раскрывает понятие семьи, хотя и использует его. Определение семьи дано в Федеральном законе от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ "О прожиточном минимуме в Российской Федерации". В соответствии со ст. 1 указанного Закона семья — это лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство.

Таким образом, в качестве носителей семейной тайны можно рассматривать не только супругов, родителей и детей, но и других лиц, совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство (например, иждивенцев, не имеющих кровного родства с другими членами семьи).

Разновидностью семейной тайны является тайна усыновления. Ответственность за разглашение тайны усыновления наступает по специальной норме — ст. 155 УК РФ.

Объективную сторону данного преступления образуют альтернативные действия: незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную и семейную тайну; незаконное их распространение; незаконное распространение указанных сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Собирание сведений — это активные действия, направленные на поиск и получение информации. Ответственность по ст. 137 УК наступает за незаконное собирание сведений о частной жизни лица. В ст. 24 Конституции РФ и ч. 1 ст. 137 УК говорится только об одном незаконном способе — собирании сведений о частной жизни лица без его согласия. Однако анализ действующего законодательства показывает, что правомерное собирание указанных сведений возможно и без согласия лица (например, в соответствии с УПК РФ, Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" и др.). Таким образом, незаконными будут действия в случаях, если: а) отсутствует согласие лица на собирание сведений о его частной жизни; б) сбор такого рода сведений не предусмотрен законом; в) сбор сведений хотя и предусмотрен действующим законодательством, но осуществляется с нарушением установленного порядка.

Действия, направленные на собирание сведений о частной жизни лица, могут состоять в опросе лиц, обладающих соответствующей информацией; скрытом наблюдении и подслушивании; фотографировании, видео- и киносъемке; аудиозаписи разговора; ознакомлении с документами, почтовой и электронной перепиской, иными сообщениями; их копировании.

Получение информации в ходе беседы с самим лицом не является незаконным ее собиранием до того момента, пока сведения о частной жизни сообщаются добровольно. Получение указанных сведений путем угроз, запугивания, обмана, физического насилия следует оценивать как незаконное их собирание и квалифицировать по ст. 137 УК в совокупности с преступлениями против личности, при наличии к тому оснований.

Собирание сведений о частной жизни лица путем незаконного прослушивания телефонных переговоров, ознакомления с перепиской (почтовыми, телеграфными и иными сообщениями граждан) образует идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 137 и 138 УК. Этот способ собирания сведений в качестве квалифицирующего признака не указан в ст. 137 УК, а поэтому требуется дополнительная квалификация по ст. 138 УК.

Собирание сведений о частной жизни лица путем похищения документов, в которых содержится соответствующая информация (справки, свидетельства, медицинские, банковские документы и т.п.), образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 325 и 137 УК РФ, если с указанной целью похищаются официальные документы из корыстной или иной личной заинтересованности.

Для собирания сведений о частной жизни могут использоваться специальные технические средства, позволяющие вести скрытое наблюдение или прослушивание. Если для установки специальных технических средств лицом совершается проникновение в жилище, то требуется дополнительная квалификация по ст. 139 УК РФ. Собирание сведений о частной жизни лица с помощью технических средств без проникновения в жилище (например, путем наблюдения за жилищем в подзорную трубу из соседнего дома) квалифицируется только по ст. 137 УК РФ и совокупности со ст. 139 УК РФ не образует.

Распространение сведений — это сообщение их хотя бы одному постороннему лицу. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" судам дано разъяснение о том, что под распространением сведений следует понимать опубликование их в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам (п. 7).

Незаконным следует считать распространение сведений без согласия лица, а также в случаях, когда доведение сведений до третьих лиц допускается законом, но совершено с нарушением установленного порядка. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 241 УПК РФ переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с их согласия. При отсутствии согласия указанные материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании. Такой же порядок действует и при исследовании материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, носящих личный характер. Другой разновидностью действий, предусмотренных ч. 1 ст. 137 УК РФ, является незаконное распространение указанных сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Нарушение неприкосновенности частной жизни этими способами указывает лишь на некоторые возможные приемы распространения сведений, и их перечисление в ч. 1 ст. 137 УК РФ является излишним. При этом отсутствие указания на их незаконность создает неверное представление о том, что любые действия, совершенные таким способом, могут влечь уголовную ответственность.

Публично демонстрирующимся произведением следует считать кино-, видеофильмы, выставки фоторабот, литературные произведения, содержащие сведения о частной жизни лица. Преступление считается оконченным с момента, когда сведения о частной жизни сообщены одному, нескольким лицам или неопределенному кругу лиц (в том числе в СМИ).

Статьей 13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных). Как уже было отмечено, персональные данные гражданина являются сведениями о частной жизни и могут составлять его личную тайну.

В действующей редакции ч. 1 ст. 137 УК РФ общественно опасные последствия в качестве обязательного признака не предусмотрены (формальный состав). По этой причине имеет место коллизия норм административного и уголовного права. Ее устранение возможно только путем изменения законодательства. В настоящее время судебная практика демонстрирует отсутствие единого подхода при квалификации действий лиц, незаконно собирающих или распространяющих персональные данные граждан.

Читайте также:  Главный бухгалтер что делает кратко

Данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Такие признаки субъективной стороны, как мотив и цель, могут быть различными и не влияют на квалификацию. Наиболее распространенными мотивами являются месть, ревность, корысть, иная личная заинтересованность.

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Статья просмотрена: 10044 раза

Библиографическое описание:

Кольчурин И. В. О содержании понятия «частная жизнь» в российском конституционном и уголовном праве [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы Междунар. науч. конф. (г. Пермь, март 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 120-121. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/41/1946/ (дата обращения: 02.09.2019).

Право на неприкосновенность частной жизни – один из важнейших элементов правового статуса личности, во многом определяющий взаимоотношения человека с государством и с другими членами общества. Соответственно, адекватное правовое регулирование данного права имеет принципиальное значение для обеспечения эффективности государственной власти, благосостояния общества и гражданина, свободного развития личности.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.[1] Подчеркивая важность данного права, законодатель за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную и семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении устанавливает уголовную ответственность (ст. 137 УК РФ) [2].

Однако, легального определения частной жизни, личной и семейной тайны нет, что затрудняет применение данных норм и влечет ошибки в следственно-судебной практике.

Имеющиеся в настоящее время определения носят доктринальный характер, что дает возможность по-разному подходить к решению вопроса о возбуждении уголовного дела, что недопустимо.

Так, М.В. Баглай считает, что частную жизнь составляют те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других. Это своеобразный суверенитет личности, означающий неприкосновенность ее «среды обитания» [3, 181].

Г.Б. Романовский уточняет, что частная жизнь охватывает круг неформального общения, вынужденные связи (с адвокатами, врачами, нотариусами и т.д.), собственно внутренний мир человека (личные переживания, убеждения, быт, досуг, хобби, привычки, домашний уклад, симпатии), семейные связи, религиозные убеждения[4, 63-65].

В ряде учебников по уголовному праву России, в частности, под ред. В.П. Ревина или И.А. Семенцовой определение понятия частная жизнь обойдено стороной[5, 167-168]. Как правило, в комментариях к УК РФ также ничего не говорится частной жизни[6, http://base.garant.ru/5857481/]. Имеющиеся же немногочисленные определения характеризуют частную жизнь как поведение человека вне службы, вне производственной обстановки, вне общественного окружения в состоянии известной независимости от государства и общества и регулируется в основном нормами нравственности и морали [7, http://advokatpf.ru/post_1290695090.html]. В целом, все представленные учеными определения по-своему верны и отвечают требованиям и реалиям времени.

Однако, представляется, что в определении Конституционного Суда наиболее точно и полно содержании категории определена как область жизнедеятельности человека, которая относиться к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер [8, http://sutyajnik.ru/documents/278.html].

Исходя из существующего понимания термина «частная жизнь», И.Л. Петрухин сделал вывод о сущности категории «неприкосновенность частной жизни», которая понимается им как комплексный правовой институт, состоящий из норм различных отраслей права. Неприкосновенность частной жизни – непрерывно поддерживаемое состояние, в котором реализуется правовой статус гражданина в этой сфере жизнедеятельности [9, 13-14].

Председатель Конституционного Суда В.Д. Зорькин определяет неприкосновенность частной жизни как предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера [10, http://www.r-vd.ru/component/content/article/54-09/1736—2010].

Однако, при разрешении вопросов, связанных с возбуждением или отказом в возбуждении уголовного дела по ст. 137 УК РФ правоприменитель обязан ссылаться на норму закона, которая отсутствует, в связи с чем необходимо законодательно закрепить определение понятия частной жизни. Наиболее целесообразно это сделать в примечании к ст. 137 УК РФ. Подобный опыт у российского законодателя уже имеется (например, в ст. 139 УК)[11, 181].

Таким образом, представляется возможным определить частную жизнь человека как меру возможного поведения человека в частноправовой сфере, либо в сфере, не поддающейся прямому правовому регулированию со стороны государства, подкрепленную государственными запретами третьим лицам вторгаться в эту область.

Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская газета. 1993. 25 дек.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ.1996. № 25. Ст. 2954.

Баглай, М.В. Конституционное право Российской Федерации / М.В. Баглай. М., 2009.

Романовский, Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни / Г.Б. Романовский. М., 2001.

Семенцова И. А. Уголовное право: учебник / И. А. Семенцова. – Ростов н/Д.: Феникс, 2005.

Комментарий к УК РФ/ Под ред. проф. А.И. Чучаева

Определение Конституционного Суда РФ от 09.06.2005 г. № 248-О

Петрухин, И.Л. Личные тайны: человек и власть / И.Л. Петрухин. М., 1998.

Комментарий к УК РФ / отв. ред. В. М. Лебедев. – 5-е изд. доп. и испр. – М.: Изд-во Юрайт, 2005.

Похожие статьи

частная жизнь, УК РФ, Конституционный Суд, семейная тайна.

частная жизнь, наказание уголовных, тайна, семейная тайна, уголовная ответственность, уголовное законодательство, лицо, частная жизнь

К вопросу о понятии и сущности личной и семейной тайны. семейная тайна, УК РФ, сведение, тайна, частная жизнь, частная жизнь.

частная жизнь, УК РФ, Конституционный Суд, семейная тайна.

частная жизнь, наказание уголовных, тайна, семейная тайна, уголовная ответственность

частная жизнь, тайна, семейная тайна, УК РФ, информация, лицо, сведение

Так, согласно Конституции РФ: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и.

частная жизнь, УК РФ, Конституционный Суд, семейная тайна.

частная жизнь, тайна, семейная тайна, УК РФ, информация, лицо, сведение, конфиденциальная информация, конфиденциальный характер, российское законодательство.

предварительное следствие, уголовное судопроизводство.

О содержании понятия «частная жизнь» в российском. частная жизнь, УК РФ, Конституционный Суд, семейная тайна, возбуждение уголовного дела, неприкосновенность.

Определение понятия персональных данных в Российской.

частная жизнь, УК РФ, Конституционный Суд, семейная тайна, возбуждение уголовного дела, неприкосновенность.

Самоуправство, или Нарушение неприкосновенности жилища

В настоящее время в связи с введением в действие УПК РФ дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 139 УК РФ

Таким образом, можно констатировать, что проблему отграничения составов преступлений, посягающих на неприкосновенность частной жизни, от.

Направления совершенствования ст. 137 УК РФ

Основой уголовно-правовой охраны частной жизни в России является ст. 137 в Уголовном кодексе Российской Федерации [1], закрепившая запрет на

В Конституции РФ же говорится о праве на неприкосновенность частной жизни вне контекста личной и семейной тайны.

Охрана неприкосновенности частной жизни в сети Интернет

Неприкосновенность частной жизни провозглашена как Конституцией Российской

91 % уголовных дел возбуждались в отношении жителей крупных и средних городов

Вместе с тем в ч. 1 ст. 137 УК РФ отсутствует упоминание о распространении сведений в сети Интернет.

Защита права граждан на неприкосновенность жилища

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. впервые в новейшей истории России установил ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни в ст. 137 УК РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector